Странное время

Девяностые – странное для российского кинематографа время. Время суровой действительности (разрушение иллюзий, смерть кинопроката, обнищание киностудий) и огромного количества штампов («чернуха», криминальные фильмы, дурной вкус). Нужна была дистанция, чтобы убедиться: на опустевшей земле вопреки всему чудесным образом победила жизнь. Кинематограф девяностых – ни на что не похож, он впитал своё противоречивое время, полное надежд и поражений, и породил уникальные артефакты и произведения искусства. Наша программа «Странное время» – ретроспектива длиною в год, позволяющая увидеть новыми глазами – а иногда и впервые – те фильмы, которым по-настоящему был нужен зритель и которые помогут восполнить разрыв между сегодняшним временем и советским.

Показы с пленки 35 мм из коллекции Госфильмофонда России.

Расписание

25.марта - 17:20

Облако-рай

1990, СССР, 80 мин., цв.

Автор сценария: Георгий Николаев
Режиссер: Николай Досталь
Продюсер: Александр В. Михайлов
Оператор: Юрий Невский
Художник: Алексей Аксенов
Композитор: Александр Гольдштейн
Автор и исполнитель песен: Андрей Жигалов
Звукооператор: Валентин Бобровский
В ролях: Андрей Жигалов, Сергей Баталов, Ирина Розанова, Алла Клюка, Анна Овсянникова, Владимир Толоконников и другие.

Ранним утром выходного дня, не зная, куда себя деть, слоняется по двору панельной пятиэтажки простоватый Коля. От скуки поднимается к приятелю Феде. Разговор не клеится, говорить не о чем, и Коля неожиданно для себя самого сообщает, что якобы собирается уезжать на Дальний Восток. Неосторожное слово меняет его жизнь в мгновение ока – все друзья и соседи начинают активно собирать Колю в дорогу, устраивают праздничное застолье, распродают его мебель... У растерявшегося Коли не хватает духу признаться, что он все выдумал. И к концу дня он уезжает, по сути, в никуда…

Международная известность и популярность этой картины в 1990-е стала причиной того, что ее негатив оказался во Франции, где, в конце концов, и затерялся. В разное время в Госфильмофонд поступили позитивная копия и комплект исходных материалов второго или даже третьего поколения, пользуясь архивной терминологией. Позитивная копия со временем пришла в негодность. Новый позитив был напечатан в прошлом году с контратипа при активном участии и консультациях режиссера фильма Николая Досталя и оператора Юрия Невского. Вероятно, на сегодняшний день по своим фотографическим качествам эта копия максимально близка к оригинальной.
Массовый всплеск интереса к отечественному кино на рубеже 1980–1990-х – практически последний в минувшем столетии – был вызван едва ли не в первую очередь снятием разнообразных запретов, от формальных до тематических. Главным ощущением от «перестроечного» кино оказался шок. Зритель изумлялся политической смелости «Покаяния» и мрачной откровенности «Маленькой Веры», проливал слезы над судьбой добродетельной валютной проститутки из «Интердевочки» и добросовестно пытался учить темный артхаусный язык первых игровых лент Сокурова. Интерес этот быстро угас. И не только вследствие победы над кинопрокатом репертуара видеосалонов, но и потому, что постоянно пребывать в состоянии шока невозможно. Тем более что скоро стало ясно: «перестроечное» кино с его «чернухой» не менее условно и отдалено от насущной реальности, чем кондовый розовый канон соцреализма.
На этом фоне сразу выделился фильм «Облако-рай» – ему просто обрадовались. Это была радость узнавания. И узнавалась не только запойная тоска остановившегося времени провинциальных будней, но и желание вырваться из нее. Клич «Мы ждем перемен!» тут внятен едва ли не более чем в «Ассе», где он прозвучал впервые. Именно эта шукшинская жажда перемен как праздника оказалась сюжетом и главным достоинством отечественных хитов первой половины 1990-х: от первых картин Астрахана до «Ширли-мырли» Меньшова и карнавально-алкогольной трилогии Рогожкина. Именно она и делала персонажей фильма «Облако-рай» живыми, объемными и теплыми при всей их гротесковости. Новый угол зрения обновлял лица – буквально каждая работа феерического актерского ансамбля тут стала открытием, «звездным часом» блестящих исполнителей («Звездный час по местному вре- мени» – таково было рабочее название сценария, а потом и пьесы по нему).
Евгений Марголит

Подробнее

01.апреля - 13:50

Гонгофер

1992, 98 мин., Россия, реж. Бахыт Килибаев

В ролях: Виктор Степанов, Иван Мартынов, Екатерина Кмит, Мария Виноградова, Юрий Цурило

Вступительный титр фильма исчерпывающе описывает сюжет: «Жил-был на свете казак Колька Смагин — высокий, красивый, глаза карие. До двадцати пяти лет глаза карие были, а потом ему их поменяли на голубые. Вы спросите, как на голубые? Как поменяли? Про то и история».

Последний на сегодняшний день игровой фильм Бахыта Килибаева, сценариста «Иглы», – воистину культовый артефакт «Странного времени». Пугающая сказка о нечистой силе, где есть место абсурду и некрореализму, – свела вместе самых ярких и талантливых людей начала девяностых. Помимо режиссера, это сценаристы Алексей Саморядов и Петр Луцик, а также Фёдор Чистяков, лидер группы «Ноль», чьими песнями озвучен фильм и которые так хорошо подходят его насмешливо-удалой атмосфере. Эту картину журнал «Афиша» включил в список ста главных российских фильмов.

Из интервью режиссёра Бахыта Килибаева журналу «Афиша»: «История «Гонгофера» началась с того, что Леша Саморядов пришел как-то в гости и рассказал эту дикую историю — про украденные глаза, про ведьм, — и так рассказал, будто это на самом деле с ним случилось, вернее, с его кумом. Мы вообще тогда не про кино говорили, а просто про жизнь. Нелепая история не шла у меня из головы недели две, прямо мучила она меня. Я все время думал: но как же Леша, товарищ, мог наврать в глаза? И вдруг меня осенило: раз мне интересно об этом думать, может, и кино будет интересным? И я начал Лешу и Петю (Саморядова и Луцика) всяко подбивать, чтобы они написали сценарий».

Подробнее