«До свидания, мальчики» + встреча с исполнителями главных ролей Николаем Досталем и Анной Родионовой

ШЕСТИДЕСЯТЫЕ

До свидания, мальчики
1964, СССР, 80 мин., ч/б
Авторы сценария: Борис Балтер, Михаил Калик
Режиссер: Михаил Калик
Оператор: Леван Пааташвили
Художник: Тамара Антонова
Композитор: Микаэл Таривердиев
Звукооператор: Виктор Зорин
Монтажер: Лидия Кузнецова
В ролях: Евгений Стеблов, Николай Досталь, Михаил Кононов, Наталья Богунова, Анна Родионова, Евгения Федорова, Ангелина Степанова, Николай Граббе и другие.

По одноименной повести Бориса Балтера.
Конец 1930-х. Трое друзей из маленького приморского города, едва окончив школу, получают предложение поступить в военное училище. Родители не хотят отпускать сыновей, но мальчишкам удается получить их согласие. Впереди прощание с морем, привычными развлечениями и первой любовью, которая кажется в эту пору смыслом жизни. В финале поезд мчится вдоль моря, увозя Володю, Сашку и Витю навстречу будущей войне, страданиям и весьма вероятной гибели…

«Фильм Михаила Калика основан на важной для «оттепели» повести, ее первая часть под заголовком «Трое из одного города» была опубликована в 1961 году в первом номере альманаха «Тарусские страницы» под одной обложкой с «реабилитированными авторами»: Мариной Цветаевой и Николаем Заболоцким. Альманах был закрыт, целиком повесть вышла в 1962 году в журнале «Юность».
Литературные открытия «оттепели» во многом определили и сюжеты, и кинопоэтику 1960-х. Общеизвестно, что довоенный роман «Три товарища» Э.М. Ремарка, прочитанный в СССР лишь в конце 1950-х, повлиял не только на главные книги «оттепели», но и на фильмы тех лет. Три друга – в центре важнейших сюжетов тех лет («Застава Ильича» Хуциева, «Коллеги» Аксенова, «Мой младший брат» Зархи, «Я шагаю по Москве» Данелии). В нашем случае три товарища – сын одинокой «партийки» Володька Белов, единственное дитя в семействе еврейского врача Сашка Крюгер и отпрыск рабочего-стаха- новца Витька Аникин – написаны и сыграны как «отличники» своей эпохи. Сильные и выносливые, преданные комсомолу и «генеральной линии» партии юноши, к тому же – верные друзья и умники, получившие в городе кличку «профессора». Однако в этом фильме обычный для «оттепельных» фильмов оптимистический тон – гимн молодости и витальности – изрядно разбавлен тревожной интонацией. «До свидания, мальчики» – фильм о прошедшем, его создатели открыто говорят о социальной травме 1930–1940-х годов.
Здесь мастерски использован прием голливудских сценаристов, когда сюжет целой картины проигрывается в одном из первых эпизодов. Забредшие в кинотеатр мальчишки смотрят знаменитый фильм «Возвращение Максима»: под песню «Крутится, вертится шар голубой» герои Бориса Чиркова, Степана Каюкова и Александра Кулакова, обнявшись, проходят под фонарем, а неумолимый как судьба титр комментирует их будущее: «...жили-были три товарища... один погиб на заводе, другого повесили, а третий...» Намек прозрачен, но режиссер к тому же подчеркивает его монтажно: в следующем кадре Володя, Сашка и Витька шагают по ползущей в гору улице курортного городка под тот же мотив «голубого шара», переведенный в нежную ностальгическую мелодию Микаэлом Таривердиевым.
В сюжете этого фильма тонко соединены несколько жанровых пластов: это и типичная комедия интриги, когда мальчишки, приняв решение стать военными, хитроумно преодолевают сопротивление родителей, и любовная история, где препятствия влюбленным создает общественная работа: перед самым отъездом Володи в училище его подругу Инку посылают на прополку свеклы; но все же главный смысловой пласт – это социально-политическая драма о том, как цвет нации го- товится стать пушечным мясом.
В повести, изобилующей житейскими подробностями жизни курортного городка, этот сюжет дан еле заметным пунктиром, когда переживший товарищей рассказчик нет-нет, да проговорится о судьбе тех, с кем провел детство и юность. В фильме будущее явлено в документальных кадрах хроники грядущей войны: от монументального гитлеровского эпоса Лени Рифеншталь, который возникает сразу после крупного плана лица матери, узнавшей о решении сына стать красным командиром, до документальных кадров освобождения Освенцима, данных как предчувствие Володи, глядящего на беззащитные голые плечики своей Инки. Да, ис- пользование хроники в игровом кино – а ее в фильме «До свидания, мальчики» очень много – сегодня выглядит обычным делом, но для начала 1960-х это был редкий прием.
Партийную маму Володьки играет легендарная Ангелина Степанова, звезда второго поколения МХТ, Бетси в «Анне Карениной», Арманда в «Кабале святош», Софья в «Горе от ума». Усталые глаза, решительная походка, сутулая фигурка – несколькими штрихами актриса передает обреченность своей героини: большевичка ленинского призыва не может не стать жертвой своих или чужих. Та же тоска мелькает и во взгляде эпизодического героя Ефима Копеляна – жестянщика, соблазняющего курортниц прекрасно сидящим на нем кителем морского офицера, и в глазах стахановца – отца Витьки Аникина...
И все же порой сквозь тревожную атмосферу фильма о конце 1930-х годов прорывается настроение начала 1960-х... Тем более, что для нас сегодня грядущее его героев отчасти сливается с судьбой исполнителей: Володю и Витьку играют будущие кинозвезды Евгений Стеблов и Михаил Кононов, а Сашку Крюгера – будущий автор «Облака-рая», «Штрафбата», «Завещания Ленина» режиссер Николай Досталь.
Примечательно, что через девять лет, в 1973 году, Федерико Феллини снимет свой «Амаркорд», где океанский лайнер проходит где-то на горизонте, побуждая жителей маленького приморского городка устремиться ему навстречу на лодках, плотах и баркасах. Этот образ весьма двусмысленен: с одной стороны – недостижимая мечта, до которой хочется если не доплыть, то хотя бы докричаться, а с другой – символ технических достижений людоедского режима. «Черноморский амаркорд» Михаила Калика начинается с похожего кадра: трое мальчишек плывут к двухтрубному белому пароходу, что маячит далеко в море... Это фильм об утерянном рае. Мечты о будущем здесь, как и в шедевре Федерико Феллини, разбиваются о жестокие реалии социума».
Наталья Скороход

Расписание сеансов

Показы закончились.