Был месяц май

1970, 109 мин., СССР, драма
Режиссер: Марлен Хуциев
В ролях: Александр Аржиловский, Пётр Тодоровский, Сергей Шакуров, Виктор Уральский

Драма разыгрывается в первые послевоенные дни в одной из немецких деревень, где останавливается группа советских солдат. Эти несколько дней станут решающими в судьбе богатого крестьянина Рашке. Сами солдаты однажды вечером обнаруживают то, что осталось от концлагеря... Пётр Тодоровский снимался в фильме в своей военной форме и со своими боевыми наградами. Он же исполняет сам на гитаре вальс «Память цветов», написанный итальянским композитором Росси. 

«Марлен Хуциев после «Июльского дождя» снимет «Был месяц май», удивительную по чистоте и прозрачности экранизацию чужих военных воспоминаний. Переводя на язык кинематографа рассказ Григория Бакланова, именовавшийся вполне иронически «Почем фунт лиха?», Хуциев совершает не просто терминологическую подставку, называя картину лирически неопределенно «Был месяц май». Он переводит весь сюжет баклановской прозы как бы в иной, куда более поэтический регистр. В «Был месяц май» Хуциев впервые обращается к хронике, натуральной, чужой, снятой неведомыми репортерами на дорогах войны, не скрывающей своего естественного, не срежисированного происхождения, как бы удостоверяющей, подтверждающей обстановку, место действия, персонажей, эпоху, в которой разворачивается баклановская история. И хотя в режиссерских заметках, опубликованных в приложении к отдельному изданию сценария, Хуциев вспоминает, что документальный этот пролог появился потому, что на телевидении просто не было денег для съемок пролога собственного, игрового, с выездом на реальную топографию событий, однако, кажется мне, что причина лежала здесь все-таки в другом, в том, что поэтика фильма, его привычная вещность, его точечная стилистика должны были опереться хоть на какую-нибудь реальность. Иначе говоря, привычная отъединенность хуциевской режиссуры от реалий тоже, оказывается, имеет свои границы, тоже обусловлена опытом поколения, опытом ровесников, переживших свое, другое, но в той же системе символов, ценностей, канонов. И не случайно «Был месяц май» постоянно — в ситуациях, поворотах сюжета, конфигурациях персонажей — то и дело напоминает фильмы, уже виденные, уже снятые, не сюжетно, но именно в системе ощущений, чувствований, переживаний» (Мирон Черненко, «Марлен Хуциев. Творческий портрет», 1988.

 

Расписание сеансов

Показы закончились.